Сайт Кружнова Андрея Эдуардовича http://www.a6202.ru; электронная почта: andrey6202@mail.ru

 

 

 

 

 
Андрей Кружнов
ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО КОЛОБОК ВТОРОЙ
(Шуточная, почти народная сказка в 10-ти картинках)
 
Действующие лица:

СТАРУХА-ПОЗЕВУХА, не старуха, а горе одно – всё зевает да мух на стене считает;
СТАРИК-ХРАПОВИК, что тут скажешь – любит поспать да пузо почесать;
КОЛОБОК-РУМЯНЫЙ БОК, одно слово – круглый и трусоватый, чуть что – прыг-скок и бегом с лопаты;
МЕДВЕДЬ ФЕДУЛ, вот тут говорят, если Бог не дал ума, то считай – пришла беда;
ЛИСА ПРОКОПЕЯ, и откуда такие берутся – на язык остра, на дела быстра, а уж как умна;
МЫШЬ АНИЛИЯ, вроде бы серенькая, вроде бы меленькая, а что у ней на уме – это как глядеть во тьме;
ТЬМА ЧАЩОБНАЯ-ЖУТЬ БОЛОТНАЯ, как говорится, не дай бог такую страсть увидать, сразу ноги в руки – и прочь бежать.

Места действия: изба Старика и Старухи; двор перед избой; логово Тьмы Чащобной в топи болотной.

 

Картинка ПЕРВАЯ

Неприбранная изба Старика и Старухи, кругом грязь да разруха. Старуха лежит на печи, громко зевает и чешет лицо, а Старик, разлёгшись на лавке, храпит на все лады.
В дверь стучат.

СТАРУХА: Кого это несёт нелёгкая?.. (Кричит с печи.) Эй, Старик-Храповик, поди дверь отопри – оглох, что ли?
СТАРИК: (пуская трели). Трю-тю-дю-дю-у-у-у…
СТАРУХА: Куды там – его таперича из пушки не подымешь!.. Ох, даст бог, сами уйдут… Ах-ха-ха-а-а!

Старуха широко и громко зевает, поворачивается на другой бок, пытаясь заснуть.
Стук в дверь становится более настойчивый.

Отт лихоманка тебя задери! (Нехотя кричит в сторону двери.) Нету никого дома! Отвяжитеся!
ЛИСА: (из-за двери). Старуха-Позевуха, отпирай скорея, это я Лиса Прокопея!
СТАРУХА: Я на печи лежу, подыматься не хочу. Через год зайдёшь.
ЛИСА: Ох, Старуха-Позевуха, через год ни тебя, ни избы не будет. Отпирай, говорю, а то я подкоп устрою!
СТАРУХА: (слезая с печи, ворча себе под нос). И что за зверь у нас пошёл суетливый – скорея, скорея… Последний раз такой переполох лет пятнадцать назад был – дык тогда лес загорелся!.. (Отпирает дверь.) Пожар, что ли?
ЛИСА: (входя в избу). Хуже, старуха, того и гляди от нашего леса одни щепочки останутся. (Голосит.) Ох, беда-беда – пропала еда! Ох, беда-беда – в животе пустота!..
СТАРУХА: Да толком расскажи. Эй, Старик-Храповик, хватит бока отлёживать!.. (Расталкивает Старика.) Вставай, кому говорю!..

Старик просыпается, долго потягиваясь и зевая. Лиса, видать, с голодухи везде суёт нос в поисках еды.

СТАРИК: Чего расшумелись?.. Я во сне сейчас пшеничные рогалики ел с мёдом и кваском запивал... (Чешется под рубахой.)
ЛИСА: Ох, Старик-Храповик, беда у нас, ох, беда-а!.. (Начала было голосить, да передумала и в печь полезла.) Скоро к вам Федул придёт, ну Медведь наш, и разнесёт вашу избу по щепочкам!
СТАРУХА: Батюшки-светы, за что жа?
ЛИСА: Он уже половину леса выкорчевал: говорит, с голоду такой злой – аж не в силах совладать с собой…

Лиса достаёт из печки большого таракана, рассматривает его, затем бросает себе в рот и жуёт с гримасой.

И во всех бедах вас винит: ох, попадутся, говорит, мне эти лодыри, я их в землю, говорит, втопчу да в пыль разотру!.. (Выплёвывает таракана.) Фу, у вас даже тараканы костлявые.
СТАРУХА: Что ж за бе?ды приключились, милая?
ЛИСА: (передразнивая Старуху). «Бе?ды»?! Они, говорит, пшеницу не сеяли, муку не мололи, хлебов не пекли. Не пекли, говорю?
СТАРУХА: Ну, не пекли.
ЛИСА: Значит, крошек на столе для мышек не оставляли. Мышки в лес убежали, всю малину оборвали, медведя голодным оставили.
СТАРИК: Пущай мёд собирает.
ЛИСА: Так и мёда нету! Печь не топят, старые дерева? не рубят на дрова, из-за этого короеды лес одолели – вот пчёлы и улетели. Я, говорит, этих лежебок проучу! Они меня всю жизнь задарма кормить будут!.. (Лиса грозит им кулаком, как бы от лица Медведя.)
СТАРУХА: Батюшки-светы.
СТАРИК: Ополоумел, видать, Федул. Ну-ка, где моё ружьишко двуствольное?.. Оборону крепить будем!..

Старик идёт к стене, на которой висит ружьё, всё заросшее паутиной.

Давненько я из него не палил. (Пытается оторвать ружьё от стены, но у него ничего не выходит.) Ишь ты, от паутины совсем к стене присохло!..
СТАРУХА: Может, Федула задобрить чем?.. (Идёт к деревянному сундуку.) Может, ему блинцов напечь? (С трудом открывает заросшую паутиной крышку сундука. Заглядывает внутрь.)
ЛИСА: Во-во, напеки, Старуха. И я с вами почаёвничаю. А ежели маслица на блинок сверху бросить – ух, держись, лихая жисть!.. (Пытается тоже заглянуть внутрь.) Ну, чего там?
СТАРУХА: Пустота… (Заговорщицким шёпотом.) А вот Анилинка, мышь наша, подполом много чего спрятала. Она запасливая. Но жадная!
ЛИСА: Зато я хитрая. Заставлю её нас и накормить, и мёдом напоить!
СТАРИК: И-их!.. (Наконец-то оторвал ружьё от стены.) А ну-кась – уши зажали, рты поразевали! (Поднял ружьё дулом вверх.) Я щас палить буду!
ЛИСА: Ой, я пальбы боюсь, не надо!
СТАРУХА: Ух, пронеси!.. (Закрывает глаза и уши.)

Старик нажимает на курок – из дула, со звуком вылетающей пробки из бутылки, вылетает паук и повисает на паутине.

СТАРИК: (глядя в дуло). Кажись, пауки в ружье гнездо свили.

Раздаётся громкий стук в дверь, от которого сотрясаются стены и подпрыгивает мебель.

СТАРУХА: Батюшки-светы, никак Федул к нам завернул!

Старик прытко забирается в сундук и запирает за собой крышку.

Картинка ВТОРАЯ

МЕДВЕДЬ: (из-за двери). Открывайте, лодыри несусветные, а не то я вашу землянку по щепам разнесу!
СТАРУХА: (обиженно). Какая же это землянка, охальник, – это изба!
МЕДВЕДЬ: А мне всё едино, – сейчас от неё ровное место останется! (Дубасит в дверь что есть силы.)
ЛИСА: Ой, Федулушка, зря ты на них напраслину возводишь. Они ни в чём не виноватые. Они даже хотели нас чаем напоить и румяными колобками угостить.
МЕДВЕДЬ: А, и ты там, Прокопея! Опять хочешь меня вокруг пальца обвести?! Ну уж нет, я тебя вместе с этими лежебоками проучу. Открывайте, а то как шарахну дубиной – только брызги полетят!
СТАРУХА: Неужто наша погибель настала? Помилосердствуйте, Федул Михайлович!
МЕДВЕДЬ: Ага, боитесь – это хорошо. Ух, как шарахну сейчас дубиною!..
ЛИСА: (Старухе). Не бойся, иди на стол чистую скатерть накрой, самовар поставь и блюдца с чашками.
СТАРУХА: Дык нету же ничаво, милая.
ЛИСА: Накрывай, говорю. (Медведю.) Что ты всё «шарахну да шарахну», у нас уже и стол накрыт, и самовар кипит. А посреди стола румяный колобок лежит. Был бы повежливей, мы бы и тебя пригласили.

Старуха в это время расстилает скатерть, расставляет чашки, ставит в центр стола самовар. Пытается его разжечь.

МЕДВЕДЬ: Врешь, Прокопея, у них отродясь хлебной крошки в доме не было, а ты – колобок!
ЛИСА: А теперь есть – да не про твою честь. Сейчас ещё варенье малиновое на хлеб намажем да с кипяточком вприкусочку – мм – красота!..
МЕДВЕДЬ: Вприкуску, говоришь?.. Ладно, не буду я крушить избу. Но вы тогда должны меня впустить, за стол усадить да чаем напоить.
СТАРУХА: (Лисе). Что же ты творишь, окаянная! Какое варенье, какой колобок?! Ох, пропали мы грешные!..
ЛИСА: Цыц, старуха! Садись за стол, возьмись за голову и голоси: «Окаянная, хвостиком махнула, со стола смахнула – под пол шмыгнула!»
СТАРУХА: Точь-в-точь говорить?
ЛИСА: (в сердцах). Да говори ты уже, бестолковая!
МЕДВЕДЬ: Ну, долго ещё ждать?
ЛИСА: Иду, иду, Федулушка.

Лиса открывает дверь и в избу вваливается Медведь с огромной дубиной на плече. Старуха, увидев его, со страху начинает причитать с большим чувством.

СТАРУХА: (причитая). Вот же она, вертихвостка окаянная, хвостом своим как маханула! Как в лоб меня саданула! Говорит, я ещё доберусь до Федула! А сама за стол сиганула… чуть не покалечила нас грешных...
МЕДВЕДЬ: (с удивлением глядя на Старуху). Ты про кого это, Старуха?
СТАРУХА: Не знаю, батюшка. (Робко показывает на Лису.) Про неё, наверное.
ЛИСА: Совсем с горя ополоумела. (Старухе.) Ты же про Мышь говорила, про Анилину, мол, она хвостиком махнула, всё со стола смахнула, а сама под пол шмыгнула. (Угрожающе.) Так говорила?
СТАРУХА: Так и есть, милая. Истинное слово, так и говорила!
МЕДВЕДЬ: Это что же я, выходит, опять опоздал?
ЛИСА: Опоздал, Федулушка, как есть опоздал. Старик даже в сундук залез, говорит, найду Федулушке муки хоть горсточку. Не нашёл, видать.

Медведь открывает сундук и оттуда с поднятыми руками вылезает Старик. Он дрожит от страха.

СТАРИК: Лично я из ружья даже мухи не убил. А уж про медведей – упаси бог!..
МЕДВЕДЬ: (Старику). Эх, ротозей, колобка с вареньем и то не уберёг!.. Поколотить бы тебя, да хлипковат больно… Ну, где у вас тут Анилинка обитается?
СТАРУХА: Мышь-то, Анилинка? Тута под печкой живёт. (Показывает под печку. Кричит туда же, видимо, для Мыши.) Только с нами она не разговаривает!.. Зазналась, поди!
МЫШЬ: (из-под печки). И ничего я не зазналась. С такими лентяями даже разговаривать стыдно!
ЛИСА: (в сторону, потирая лапы). На месте Анилинка – славно! Будет у меня пир горой.
МЕДВЕДЬ: Ишь, заносчивая. Ну ничего, как шарахну дубиной – от печки одна пыль останется! (Замахивается дубиной.)
СТАРУХА: Господя, и что ж за день такой!
СТАРИК: Молчи, Старуха.
ЛИСА: (останавливая Медведя). Ой, Федул, а как же без печки пироги-то печь?!
МЕДВЕДЬ: А я вот колобка отберу и наемся. Разойди-и-ись!.. (Размахивается дубиной.)
ЛИСА: Остынь, Федул. Ну хочешь, я один секрет открою?
МЕДВЕДЬ: Открывай, чего же.
ЛИСА: В сторонку отойдём. (Отводит его в сторону и шепчет на ухо). Это дело ты мне предоставь: я Анилинку из печи выманю, голову ей задурю – она не то что колобок вернёт, она ещё и пирогов принесёт, малины тебе нарвёт и мёду в горшок нальёт.
МЕДВЕДЬ: (глупо улыбаясь). Неужто нальёт?
ЛИСА: Ещё и ложечкой в рот положит. Только ты пока на печку заберись и с головой укутайся, я скажу, захворал Медведь от горя. Анилинка на сердце мягкая, от жалости что хошь сделает.
МЕДВЕДЬ: А что за горе?
ЛИСА: (в сердцах). Корова на заборе. Ложись уже, бестолочь!.. (Подталкивает Медведя к печи.)
МЕДВЕДЬ: Ну, ты не очень-то! А то ведь я того… я ведь шарахну… (Забирается на печь.)
ЛИСА: Шарахнешь, конечно. Только в себя приди сперва. (Укутывает Медведя одеялом.) Старуха, Старик, чего рты разинули – тащите сюда все одеяла да покрывала!
СТАРУХА: Батюшки-светы!..

Старик со Старухой бегают по дому, собирают одеяла и тащат к печке, на которой лежит Медведь. Лиса укутывает его с головой.

Милая, чего ж приключилось-то?
СТАРИК: Может, его на полу устроить, а то ведь нам прилечь негде.
ЛИСА: Цыц! Я из Медведя силу выпариваю, чтоб он не отобрал у вас колобок да в лес не уволок. Как сила вся испарится, он слабее мыши станет.
СТАРУХА: Это что же, он по?дполом у нас будет жить?
ЛИСА: (в сторону). Вот бестолковая. (В сердцах.) Нет, будет он в самоваре жить и воду кипятить!
СТАРУХА: Батюшки-светы.
СТАРИК: Ишь, чё удумала.

Картинка ТРЕТЬЯ

Укутав Медведя, Лиса берёт ухват и стучит им по низу печи, где спряталась Мышь.

МЫШЬ: (из-под печки). Что ещё за погром?!
ЛИСА: (заговорщицки подмигивая старикам). Сейчас Медведь печку снесёт – тебя в пыль сотрёт!
МЫШЬ: Не надо меня в пыль стирать. Я всю малину, которую собрала, назад верну. Она уже подвяла, осталось только сахарку добавить да в рот отправить. Я уж её по мешкам разложила да по банкам накрутила…

Мышь вылезает из-под печи с небольшим мешком, полным сухой малины.

А в чай положить – вкус неописуемый!..
ЛИСА: Цыц, тарахтелка! Медведю колобок нужен. А малина к чаю тоже сгодится. (Отбирает у Мыши мешок и нюхает содержимое.) Эх, хороша малинка – спасибо, Анилинка!
МЫШЬ: Откуда же муки достать? (Показывая на Старика со Старухой.) Эти лодыри несусветные отродясь не пахали, не потели – а только зевали да храпели!
ЛИСА: Думай, Анилинка: я Федула насилу уложила, ежели проснётся, а колобка на столе не увидит – ой, беда всему лесному племени!
МЫШЬ: (таинственно). Ладно, знаю я на заброшенной мельнице одно место потайное... Никому неведомое… Кажись, там немного мучицы осталось. Так и быть: сбегаю – принесу!

Картинка ЧЕТВЁРТАЯ

Прошло какое-то время. Старуха с деревянной лопатой для хлебов возится вокруг печи – там что-то печётся внутри. Старик подметает избу, Мышь раскладывает по блюдцам малину и сервирует стол, Лиса руководит всей работой.

ЛИСА: Анилинка, не жалей малинки, полнее сыпь! Ну что, Старуха-Позевуха, не готов ещё колобок?
СТАРУХА: С одного боку только подрумянился… (Глядит в печь и орудует там лопатой.) А вот сейчас, кажись, всё – готов! Старик, иди помоги – одна не совладаю.
СТАРИК: Ага, лечу, лечу!..

Старик подбегает к Старухе и хватается за лопату. Они пытаются вытащить колобок из печи, но у них ничего не выходит.

Прокопея, подмогни чуток, уж больно здоров колобок!
ЛИСА: Это хорошо. Ну-ка, я его поддену!.. Ищё разок!..

Теперь и Лиса хватается за лопату, но у них и втроём ничего не выходит.

Анилинка, хватит баклуши бить, иди колобка тащить!
МЫШЬ: Я вам не Анилинка, я Анилия Петровна.
ЛИСА: Ну, погоди, попадёшься мне зимой – проглочу!
МЫШЬ: Не попадусь.
СТАРУХА: (в сторону). Ух и холера эта Анилинка! (Мыши.) Анилия Петровна, не оставьте нас своей добродетелью, подмогните.
МЫШЬ: Так и быть помогу.

Мышь берётся за лопату, и они уже вчетвером вытаскивают из печи большого румяного Колобка.

СТАРИК: (изумлённо). Вот это Колобок-Румяный бок! Аж душа запела!.. (Поёт.)
Эх, соломенна одежда,
Что хотелось, то сбылось,
Помогает нам как прежде
Наш магический авось,
СТАРУХА: (подхватывает).
Хоть зевать я мастерица,
И на печь люблю залезть,
Но люблю повеселиться,
И особенно поесть.
ЛИСА: (поёт).
Я и рыжа, и кудрява,
Мне отрежьте два куска –
Без меня бы никогда вам
Не увидеть колобка.
МЫШЬ: (поёт).
То ли жарко, то ли зябко,
Хошь молчи, а хошь кричи –
Колобок размером с бабку
Появился из печи!

Сначала Колобок сидит на лопате без движения, затем вдруг оживает, начинает притоптывать, прихлопывать и улыбаться во всё лицо.

КОЛОБОК: Ух ты, сколько народу меня встречает! С песнями да с плясками!
СТАРУХА: (опешив). Ой! Это что за кандибобер?!.. С руками, с ногами, ещё и разговаривает!..
СТАРИК: Ты, Старуха, поди, в рецептуре чё-то напортачила. Дрожжей пересы?пала?
МЫШЬ: Может, его назад в печку?
КОЛОБОК: Не хочу в печку! Меня от жа?ру вширь распирает.
ЛИСА: Ладно, пускай за стол садится, там сообразим, что делать.
СТАРУХА: Милая, а Медведя-то баснями кормить будешь али дровами?
МЫШЬ: Медведь мне из-за вас всю печь разворотит!
ЛИСА: Цыц, я говорю! (Колобку.) Ваше Императорское Величие, прошу за стол.

Лиса услужливо подводит Колобка к столу и усаживает на самое почётное место – в деревянное кресло.

Прошу любить и жаловать – Его Величество Колобок Первый!
КОЛОБОК: Ух ты!..
СТАРУХА: Как первый, милая, – ты же первого Колобка ещё много лет назад проглотила.
КОЛОБОК: (мгновенно побледнев). Как проглотила?! (Прячется за кресло.) Я не хочу, чтоб меня проглотили…
ЛИСА: Ваше Величество, вылазьте из-под трона!.. (Вытаскивает его из-под кресла.) Тот Колобок глупый был, хвастливый, сам ко мне в пасть запрыгнул. Вы ведь у нас мудрый?..
КОЛОБОК: Чиво?
ЛИСА: Умный, говорю?!
КОЛОБОК: Ага.
ЛИСА: Взвешенный?
КОЛОБОК: ???
МЫШЬ: Муки три кило было – я взвешивала.
ЛИСА: Государственно мыслите?
КОЛОБОК: Как это?
ЛИСА: (в сторону). Вместо мозгов одно тесто. Оно и хорошо – дураком управлять легче! (Всем.) Его Императорское Величество Колобок Второй послан свыше, чтобы всех вас непутёвых накормить и напоить. Отныне его слово – закон для всех. Понятно?
СТАРИК: Ишь ты, всех накормит?
ЛИСА: А как же. Всемогущий!
МЫШЬ: (недоверчиво). И где же корона императорская?
СТАРУХА: Ну да, без короны не император.
ЛИСА: Корона?..

Лиса рыскает глазами по избе, затем хватает горшок из печи и водружает его на голову Колобку.

Вот – пока из чистого золота не подвезли, будет в такой ходить. Временно!
МЫШЬ: Ну уж, нет уж! Не хватало ещё, чтобы надо мной всякие чебуреки командовали – я лучше подполом буду зёрна грызть, чем всяким кренделям прислуживать!

Мышь забирается под печь.

СТАРИК: Я извиняюсь, а мы кушать сегодня будем али натощак ляжем?
СТАРУХА: Не ровён час Федул проснётся, погром начнётся!
ЛИСА: (Колобку на ухо). Приказывай всем пшеницу сеять и горох с капустой сажать. Смелее, Ваше Величие, а то вас съедят!
КОЛОБОК: (сначала робко, потом грозно). Приказываю вам всем… Немедленно и бесповоротно... Посеять пшеницу и посадить горох с капустой – ух ты! Я ва-ас!.. Ишь мне!.. А не то-о!..
СТАРУХА: Ась, какое манто?..
КОЛОБОК: Иначе съем вас всех и не поперхнусь!
СТАРИК: (восхищённо). Государь!
СТАРУХА: Уж больно грозный.
СТАРИК: Это полезно для простого народу. Ваше Величие, а Прокопея с нами пахать будет?
ЛИСА: (Колобку на ухо). Объяви им, я теперь твой главный советник.
КОЛОБОК: Она отныне мой самый главный советник. Всё, ступайте в поле. Ух, я вам!.. (Топает ногой.)
СТАРИК: (уходя). Уж сказал, так сказал – государь!..
СТАРУХА: (уходя). Это тебе не в потолок фыркать, бездельник…

Старик со Старухой уходят.

Картинка ПЯТАЯ

Лиса провожает стариков и запирает за ними дверь.

ЛИСА: Ну вот, а в теперешнем моменте ты уже не государь, а я не советник. Ты – румяный колобок, а я – голодная лиса. А посему проглочу я тебя и глазом не моргну! (Наступает на Колобка.)
КОЛОБОК: (пятясь от неё). А я сейчас народ позову.
ЛИСА: До поля далеко – не услышат.
КОЛОБОК: Потом за меня отомстят тебе, Лиса.
ЛИСА: Ишь, мстители – я им скажу, Колобок в печку залез, да и сгорел весь. Подрумяниться захотелось.

Колобок залезает под стол, а Лиса пытается его оттуда выгнать ухватом.

Ну-ка, вылазь, а то у меня уже слюнки текут!.. Вылазь, говорю!..
КОЛОБОК: Ой, помогите, люди добрые!.. Ой, спасите!..
ЛИСА: Некому тебя спасать!.. не ори!..
КОЛОБОК: Ой-ёй-ёй, жизни лишают!..

В самый разгар этой охоты на печи из-под груды покрывал и одеял поднимается Медведь.

МЕДВЕДЬ: Фух ты! – чуть не упрел!.. (Слезает с печи.) Ух ты, чую сдобным тестом пахнет, колобком румяным… (Лисе.) Спекли колобок?
ЛИСА: (растерявшись). Ну… не знаю… Анилинка опять, наверное, всё унесла.
КОЛОБОК: (из-под стола). Испекли, испекли. Только Лиса меня съесть желает, пока старики в поле.
МЕДВЕДЬ: (грозно, Лисе). Опять? (Колобку.) А ну-ка, вылазь!

Колобок опасливо вылезает из-под стола, Медведь оглядывает его со всех сторон.

(Восхищённо.) Хорош! Со всех боков румяный. И запах – сливочный!..
КОЛОБОК: (похваляясь). Ну да, я такой, я сливочный! У меня даже внутри ягода есть!
МЕДВЕДЬ: Какой умница – с ягодой! Иди ко мне, ягодка!.. (Обнимает Колобка.)
ЛИСА: (Колобку). Дурень ты, Колобок, он тебя вмиг слопает, а ты ягодой похваляешься.
КОЛОБОК: Не может он меня слопать – вона как любит!
ЛИСА: (Колобку). Дык тебя и любят все, потому что слопать хотят.
МЕДВЕДЬ: Ну, Колобок, придётся мне тебя скушать. Ведь ежели такое чудо кому другому достанется, я от горя умру просто! Так… С какого боку ты румяней всего… (Примеряется, осматривает Колобка.)
КОЛОБОК: Помоги, Лиса! Век в долгу буду.
ЛИСА: Эй, косолапый, ты бы лапы убрал от Его Величества. А то, не ровен час, он тебя в темницу посадит да в цепи закуёт.
МЕДВЕДЬ: (опешив). Кто закуёт?
ЛИСА: Он закуёт. (Указывает на Колобка.) Его Императорское Величие Колобок Второй. Прислан сюда, чтобы таких непутёвых как ты, уму-разуму учить.
МЕДВЕДЬ: Да ну!
ЛИСА: Осину гну! Старик со Старухой по его приказу уже в поле пашут, а ты без дела на печи валяешься, да ещё на государя покушаешься. Ух, смотри, доиграешься!
МЕДВЕДЬ: Вот те на… А где же Анилинка?
ЛИСА: В бега вдарилась – я, говорит, работать не желаю, вы мне, говорит, всё на блюдечке принесите да в рот положите. Его Величие и прогнал Анилинку.
КОЛОБОК: (постепенно смелея). Я такой. Я могу. Я любого прогоню!
ЛИСА: Так что иди-ка ты, Федул, в лес – дерева? старые выкорчёвывай. Глядишь, и пчёлы вернутся, и медку отведаем. (Колобку.) Так я говорю, Ваше Величие?
КОЛОБОК: Угу. Приказываю.
МЕДВЕДЬ: А ведь верно говорит Его Величие – тогда и медку отведаем. (Идёт к двери.)
КОЛОБОК: Погоди, Медведь! (Опасливо косится на Лису.) Не хочу я в избе оставаться, душно тут. Забери меня с собой.
ЛИСА: Вашему Величию нельзя в лес. Вашему Величию надо о царстве-государстве думать.
КОЛОБОК: А я на свежем воздухе думать желаю. Может, у меня там мозги быстрее двигаются.
МЕДВЕДЬ: Может, вас тогда во двор отнести?
КОЛОБОК: Во-во, во двор. Только на крышу меня посади, я оттудова всё царство обозревать буду. (На Лису.) Чтобы мне не мешал никто, и жизни моей не угрожал.

Картинка ШЕСТАЯ

Прошло какое-то время. Двор возле избы. На крыше сидит Колобок и уплетает оладьи, макая их в горшок с мёдом. Возле избы стоит Лиса и смотрит куда-то вдаль.

ЛИСА: Глупый народ: горох посадили, а выросла тыква…
КОЛОБОК: Из тыквы оладьи вкусные... мм… Объеденье, когда с медком!..
ЛИСА: (хищно взглянув на Колобка). А когда с колобком – можно и до луны пешком.
КОЛОБОК: Но-но, Лиса! Ты говори, да не заговаривайся, а то я Медведю пожалуюсь, он тебя живо в погреб загонит.
ЛИСА: Только попробуй, я тогда всем скажу, что ты за горе-император. Всем миром тебя съедим. Сама потом императрицей сделаюсь, буду лежать да сладости жевать.
КОЛОБОК: Вот как! Значит, ты мне, Императорскому Величию, угрожаешь?
ЛИСА: А хоть бы и так. (Пытается забраться на крышу по лестнице.) Спускайся, Колобок, а то крышу разберу – упадёшь.
КОЛОБОК: Господи, что ж за жизнь такая пропащая!.. Уйди, Лиса, а то горшком вдарю, не пожалею, что корона!
ЛИСА: Не вдаришь, ты трусоватый, я тебя раскусила.
КОЛОБОК: А вот вдарю!
ЛИСА: Иди сюда, горбушка глупая!.. (Пытается его схватить за ноги.)
КОЛОБОК: Ну – получай, Прокопея! Вот тебе корона императорская!..

Колобок одевает Лисе свой горшок на голову, после чего она кубарем катится с лестницы на землю. Горшок садится Лисе по самые плечи, полностью закрыв голову.

ЛИСА: Ай-яй-яй-яй-яй!.. С ума сошёл!.. (Пытается снять горшок с головы, но тщетно.) Ну, погоди, Колобок, отольются тебе лисьи слёзки!..

Появляется Медведь: в одной лапе у него дубина, в другой – бочонок с мёдом.

МЕДВЕДЬ: Доброго здоровья, Ваше Императорское Величие. (Кланяется.) Вот, ещё липовый медок достал. (Ставит бочонок на землю. Замечает Лису с горшком на голове.) Чем это у вас таким интересным Прокопея занимается?
КОЛОБОК: Мм… она это…
ЛИСА: Это я по приказу Его Величия через вот этот особенный горшок общаюсь с доброй волшебницей. Связь такая беспроводная.
МЕДВЕДЬ: Об чём же общаетесь?
ЛИСА: Да вот, обижается она, что император наш на крыше обитает, будто сорока на дереве. Пускай, говорит, его Медведь сымет, а Лиса потом в баньке попарит, по-царски!
МЕДВЕДЬ: Ну, это мы зараз!.. (Лезет по лестнице на крышу.)
КОЛОБОК: (испуганно). Не надо меня в баньку, я от пара весь размякну! Помогите-е!..
МЕДВЕДЬ: (обернувшись, Лисе). Дык и вправду размякнет…
ЛИСА: Всё верно: чем мягше царь, тем народ счастливей. Сымай, тебе говорят!
КОЛОБОК: (голосит). Люди добрые, помогите! Колобка от смерти спасите!
МЕДВЕДЬ: Не шумите, Ваше Величие, я ведь от чистого сердца… Я ведь для порядку…
ЛИСА: Его Величие своего счастия не понимает, вот и голосит. Сымай его живо!..
КОЛОБОК: Помогите-е!..

Медведь замирает в растерянности.
Вбегают Старик со Старухой: у Старика в руках лопата, у Старухи грабли. Видно, что они прибежали на крик.

СТАРУХА: Что за беспокойство такое?!..
СТАРИК: Шум на весь лес идёт!.. Беда какая, Ваше Величие?
КОЛОБОК: Ещё какая беда!.. Вот эти вот двое покушаются на Моё Императорское Величие. Надо их арестовать и в кандалы заковать!
СТАРИК: (подойдя к Медведю). Дык он все кандалы порвёт, как ниточки. С ним разве совладаешь.
СТАРУХА: Верно, Ваше Величие, он дуб с корнем рвёт. Лучше Лису наказать – и нам проще, и вам покойней.
МЕДВЕДЬ: Ваше Величие, позвольте доказать свою преданность. Я эту Лису уже давно хочу в бараний рог свернуть. Ну, держись, Лиса!..

Медведь хватает Лису за руки, поднимает их вверх и начинает вращать вокруг своей оси, как в танце.

Сейчас ты у меня вся винтом будешь!.. (Лисе на ухо.) Ори, глупая, будто тебе больно, а то и вправду прикажет тебя в кандалы заковать!..
ЛИСА: Ой-ёй-ёй, больно, Федул, ты меня завернул!..
КОЛОБОК: Так её, Медведь! Наказать Лису!
МЕДВЕДЬ: (притворно грозно). Ух, я тебе! Будешь знать, как на правителя покушаться!..
ЛИСА: (притворно крича от боли). Чую в бараний рог сворачиваюсь!..
КОЛОБОК: Хорошо, Медведь, я тебя награжу по-царски. Ну-ка, крутани ещё!
МЕДВЕДЬ: (в сторону). Не на шутку разошёлся Его Величие. (Лисе, шёпотом.) Давай голоси, мол, помираю!
ЛИСА: (притворно умирая). Ох, сейчас дух испущу… Прощайте!.. (Падает бездыханно.)
СТАРУХА: Пощади, отец родной! (Бухается на колени.)
СТАРИК: Пощади, светило наше! (Тоже бухается на колени.) Без Лисы нас мыши одолеют, всё зерно потаскают из амбара.
КОЛОБОК: Ага, а ежели она опять вздумает меня надкусить?
СТАРУХА: Дык как же она теперь надкусит, у ней же горшок на голове.
СТАРИК: Во-во, похлеще любой тюрьмы.
КОЛОБОК: И то верно. Пусть отныне с этим горшком на голове и живёт. Моё императорское повеление!.. Ну, чего притихли? Напугали своего императора – теперь веселите его. А я медком побалуюсь. (Продолжает есть мёд с оладьями.)
МЕДВЕДЬ: А как веселить-то, я только вдарить могу или пришибить.
СТАРУХА: Ну-ка, Старик, давай частушки вспоминай, у тебя их полным-полно.
СТАРИК: А чего ж старые-то петь, мы новые состряпаем! А вы подыграйте, как можете.

Дальше Старик начинает петь частушки, а Старуха и Медведь притопывают, прихлопывают да присвистывают.

Трынди-брынди, балалайка,
Спой нам песню про Лису,
Веселее заиграй-ка,
Чтоб плясало всё в лесу.
КОЛОБОК: (жуя и крича с крыши). Молодец, Старик!
СТАРИК: (продолжая петь).
Ох ты, рыжая растяпа,
Все мозги наискосок –
Ты пошто заместо шляпы
Приспособила горшок?!
КОЛОБОК: (хохоча). Хорошо, Старик, награжу тебя по-царски!
МЕДВЕДЬ: (подхватывает).
Император самый лучший,
Самый умный и большой –
Он рукой разгонит тучи,
И растопит снег зимой.
КОЛОБОК: (деланно смущаясь). Ну уж это чересчур, не такой уж я и всесильный.
ВСЕ: Всесильный, Ваше Величие, всемогущий!..
КОЛОБОК: (млея от удовольствия). Ну, хорошо, хорошо, продолжайте, а я подремлю чуток.
СТАРУХА: (подпевая и приплясывая).
Дрича-дрича-дри-ча-ча!
Ходят гуси гогоча.
Если мякиш не размочишь,
Станет твёрже кирпича.

Все тут же замирают на месте, а Колобок удивлённо смотрит на Старуху, которая увлечённо продолжает петь.

Колобок на солнцепёке,
Будто в печке уголёк –
Раздувает важно щёки,
И пыхтит как дурачок!..
КОЛОБОК: (в сердцах). Цыц! Молчать!.. Ты что, Старуха, белены объелась?! Кто это у тебя дурачок, отвечай?..
СТАРИК: (тихо, Старухе). Прощенья проси, старая. Голоси!
МЕДВЕДЬ: Это она про другой колобок, Ваше Величие.
СТАРУХА: (начиная голосить). Оплошала, отец родно-ой! Голова-то старая с дыро-ой!..
ЛИСА: А вот и не оплошала! Я знаю, Ваше Императорское Величие, они хотели вас в бане размочить, а потом съесть вместе с малиновым вареньем. Они-то меня и подбили, мол, в баню его замани и кипятком ошпарь.
СТАРУХА: Неправда твоя, Прокопея!
СТАРИК: Врёшь, рыжая, мы в баню уже годов десять не ходили!
МЕДВЕДЬ: Позвольте, Ваше Величие, я Лису в погреб посажу, подальше от греха… (Тащит Лису в погреб.)
ЛИСА: (упираясь). Ваше Величие, если вы им своё всемогущество не докажете, они вас завтра же утром и слопают! А если вы не всемогущий, значит, для всех вы просто хлебная корочка… А хлебная корочка императором быть никак не может, вот!

Пауза.

МЕДВЕДЬ: (отпуская Лису). А ведь есть резон в её словах, Ваше Величие.
СТАРУХА: Ну да, не может ведь хлебная горбушка народом править. Ты чего молчишь, Старик?
СТАРИК: Так оно, конечно. Всемогущество должно быть.
КОЛОБОК: (явно обескураженный). Бунтовать вздумали? Против императора?..
МЕДВЕДЬ: Мы вопрос задали… Докажи, что всемогущий.
КОЛОБОК: А я не хочу.
МЕДВЕДЬ: А мы требуем.
ВСЕ: Требуем!..
КОЛОБОК: У меня настроения нету.
МЕДВЕДЬ: (рассуждая). Та-ак… Ничего у него нету. (Всем объявляет.) Мякиш это, а не император! Айда на крышу, сымать самозванца будем.

Медведь забирается по лестнице, Старик пытается залезть на крышу через прислонённое дерево, а Старуха его подталкивает сзади. Лиса нащупывает изгородь и отдирает оттуда одну палку.

ЛИСА: Сейчас ты мне за всё заплатишь, кусок теста!.. (Грозит палкой). Скидывайте этот пельмень с крыши, я из него живо дурь вышибу!
КОЛОБОК: Да я вас всех в кандалы закую! Да я вас в погреб!.. Да вы у меня с голоду засохнете!..
СТАРИК: Не боись, Ваше Величие, мы уже и сеем и пашем – прокормимся!
МЕДВЕДЬ: А от тебя толку, словно от камня – лежит да под ногами мешается.
КОЛОБОК: Стойте!.. (Грозно.) Щас я всех вас проучу, это солнце проглочу, и поля все растопчу!
ЛИСА: Не слушайте его, это он со страху всякую чушь несёт.
СТАРУХА: Во-во, я проглотила хлебную крошку, а со страху решила, что ложку!
КОЛОБОК: Не верите?.. Ну, хорошо, пеняйте на себя!..

Колобок встаёт на печную трубу, торчащую на крыше, дотягивается до солнца и начинает его есть. Все замирают в растерянности.
По мере поедания солнца на дворе становится всё темнее и темнее.

СТАРУХА: Гляди-кось, и вправду съел. Батюшки-светы! В такой-то темнотище к нам сама Тьма Чащобная-Жуть Болотная нагрянуть может!..
СТАРИК: Ух, говорят, и злющая она. Бежим, старая!..
МЕДВЕДЬ: А запасы-то как же?!.. Бросим всё?

Картинка СЕДЬМАЯ

На землю спустилась непроглядная ночь.

СТАРИК: (умоляюще). Ваше Величие, уверовали мы в твою всемогущность, прости непутёвых!
МЕДВЕДЬ: (подобострастно). Век славить тебя будем!..
СТАРУХА: (подхватывая). ...Прямо перед домом твою стату?ю поставим – солнышко верни!..
КОЛОБОК: Ага, а потом меня в баню кипятком шпарить? Дудки!

Вдруг со всех сторон раздаётся голос Тьмы Чащобной-Жути Болотной, наводя на окружающих панический ужас.

ТЬМА: (со всех сторон). Вот и мой час пришёл!.. Моя власть настала.
КОЛОБОК: (хорохорясь). Чья это власть?.. Я шуток не потерплю!.. Кто смелый такой?!
ТЬМА: (со всех сторон). Это я, Тьма Чащобная-Жуть Болотная. К вам пришла, беду принесла.

Начинается паника: все начинают бегать в темноте, сталкиваясь друг с другом и падая.

СТАРУХА: Светопреставление – спасите-е!..
МЕДВЕДЬ: Ой, бою-усь!..
ЛИСА: Снимите с меня горшок! Скорея-а!..
СТАРИК: Ох, кто же ногу мне сплющил?! Кулёма! (Бьёт в темноте Старуху по спине.)
СТАРУХА: Ах ты, отрепье лохматое! Вот тебе! (Бьёт Лису.)
ЛИСА: Кто руки распускает?! На тебе в обратную!.. (Бьёт Медведя палкой.)
МЕДВЕДЬ: Ух! Кажись, на грабли наступил – крепко звездануло!
ЛИСА: Вот ещё разок! (Снова бьёт Медведя.)
МЕДВЕДЬ: (от боли). Ух ты!.. Кажись, лисий голосок – ну, держись горшок!.. Э-эх!..

Медведь со всего размаху бьёт наугад в темноте по горшку, но промахивается и попадает по голове Старику.

СТАРИК: Ну вот, и звёздочки в небе вспыхнули!.. (Падает на землю.)

Неожиданно всё вокруг заливает лунный свет. Все поднимают головы вверх и видят, как над крышей избы всплывает бледный диск луны. На самой крыше сидит перепуганный Колобок, а рядом с ним стоит Тьма Чащобная-Жуть Болотная. Она высокая, большая, в широком и модном залатанно-изодранном плаще, с ветками, оригинально торчащими из головы, словно там поработал какой-то дерзкий художник. У неё длинные ногти на руках и ногах, на которые нанесён диковинный маникюр.

СТАРУХА: (изумлённо глядя вверх). Ух ты – с нами крестная сила!
МЕДВЕДЬ: (обречённо). Докочевряжились.

Все стоят в немом изумлении.

ТЬМА: (поёт).
Я тьма чащобная, я жуть болотная,
Лишь стоит на меня взглянуть –
У всех тотчас испарина холодная,
И ужас сдавливает грудь.

Припев:
Я так беспросветна
И конгениальна,
Что ночь я затмила собой.
Мои силуэты
Повсюду печально
Пугают порою ночной,
Порою ночной
Под бледной луной –
Ужаснее боли зубной.

Кошмары, ужасы – мои художества,
Шедевры тонкого ума.
Повсюду вы отыщете их множество,
Их прячут сумерки и тьма.

Припев.
(Довольна произведённым эффектом). Что замолкли? В первый раз меня лицезреете, а? Тьма Чащобная, она же и Жуть Болотная. Будем знакомы.
СТАРИК: Вота-а!..
ТЬМА: (насмешливо). Куда солнце дели, ироды?
МЕДВЕДЬ: Не наша вина.
СТАРУХА: Это Колобок солнышко слопал. Никто его не просил.
СТАРИК: Похвалялся тут перед нами – ишь, герой-грудь горой!
ТЬМА: (Колобку). Ты светило с неба содрал?
КОЛОБОК: (испуганно). Я это... Со страху я!
ТЬМА: (неожиданно). Да ты герой!
КОЛОБОК: (не веря своим ушам). Чивой?..
ТЬМА: (громко). Я говорю – герой!.. (В сторону.) Вот дурень! (Всем.) Ну, что замолкли, ироды, – герой, спрашиваю?
МЕДВЕДЬ: Кто?
ЛИСА: Вот дурень косолапый! Говорят тебе, Колобок наш – герой.
ТЬМА: (к Лисе). Какой экземпляр!.. Что это за люди с головой в посуде?
ЛИСА: Помощница я нашего героя. А в горшке от жары спряталась.
ТЬМА: Похвально. (Всем.) А для остальных он не герой разве? В одиночку съел огненное светило, молодец!..
СТАРУХА: А чего ж: кто в печи с огнём, тому и жар нипочём.
ТЬМА: А посему… (Торжественно.) За чрезвычайно героический поступок ваш Колобок награждается орденом Светящейся Гнилушки!

Под какофонический туш Тьма Чащобная надевает на шею обалдевшему Колобку ленту с орденом – это светящаяся гнилушка.

Я надеюсь, все рады?.. (Оглядывает всех. Повелительно) Ура!
СТАРУХА: (в сторону). Хоть в пляс пускайся. (Нехотя.) Уря-а...
МЕДВЕДЬ: (негромко). Ура-а…
ЛИСА: (из горшка). Слава Колобку! Слава герою!
СТАРИК: (не выдержав). А как же посевы наши, Ваша Беспросветность? Горох с тыквой? Без солнышка им не вырасти.
МЕДВЕДЬ: Без солнца и пчёлы мёда не принесут.
СТАРУХА: Пропадём без солнышка.
ТЬМА: Цыц, бестолковые! Я без солнца живу и замечательно себя чувствую.
СТАРИК: Дык оно понятно… А мы-то…
ТЬМА: Что? Бунтовать вздумали, ироды?.. Вы на болоте коряги видели?
МЕДВЕДЬ: Видали.
ТЬМА: Ну, и много их там?
МЕДВЕДЬ: Уу, и не продерёшься.
ТЬМА: Так вот: всех, кто со мной был не согласен, я превратила в коряги. До всех дошло?

В воздухе зависает тревожная пауза.

ЛИСА: А я ночью на мышей охочусь, и очень даже довольная.
ТЬМА: Так вот. Этого героя и его помощницу с антикваром на голове я в Гнилые болота забираю… А то вижу, народ вы ненадёжный: Колобка съедите, солнышко на волю выпустите.
КОЛОБОК: Может, я на крыше останусь, а?..
ЛИСА: Ваша Беспросветность, лучше я здесь останусь. Буду слушать, не покушается ли на вас кто – мне в горшке за версту всё слыхать… (Прислушивается.) Ох – мимо вас комарик пролетел!
ТЬМА: Больно нужно, у меня доносчиков полный лес.
ЛИСА: (пугливо). Я сырости боюсь!.. Я чихаю от газов болотных! У меня от кваканья уши закладывает!..
ТЬМА: Привыкнешь. Со временем. (Колобку, усмехаясь.) Ух, как тебя разнесло – будто быка съел!..
КОЛОБОК: (тяжело дыша). Уф!.. Ох, тяжко внутри солнышко держать… И верно, будто гору проглотил… Ох… Ух…
ТЬМА: Мда, тяжеловат... Ну что ж, воспользуемся моим летающим плащом. (Всем.) А ну-ка, ведите сюда Лису!.

Лису нехотя подводят к лестнице и подсаживают наверх. Тьма распахивает свой огромный плащ и читает заклинание.

Через горы и долины,
Через бурные стремнины,
В небесах и на земле,
Белым днём или во мгле,
Мимо гор и мимо чащ –
Нас несёт волшебный плащ!

Тьма закрывает плащом себя, Лису и Колобка, на какое-то мгновение гаснет свет, – и они исчезают.
Все стоят в изумлении.

СТАРУХА: Ну вот, здравствуй, жизнь в потёмках.

Картинка ВОСЬМАЯ

Внутри избы: горит лучина, за столом сидит Медведь и колет орехи. Старик чистит ружьё, а Старуха драит самовар.

СТАРИК: Неужто вот так весь мир в потёмках, а?..
СТАРУХА: Сколько лет на печи спали – и ещё столько же без солнца проживём.
МЕДВЕДЬ: Запасы теперь большие, я целый сундук орехов натаскал – на всё лето хватит. Э-эх, орешки – грызи без спешки. (Колет орех.)
СТАРУХА: (Старику). Может, полежишь, а?
СТАРИК: (в сердцах). Хватит, належал бока! Не хочу ни спать, ни лежать, хочу рыбу удить, на охоту ходить, сено косить, огород полоть… Цыц, Старуха!
МЕДВЕДЬ: Мда, была бы здесь Прокопея, она бы живо какую-нибудь хитрость выдумала.
СТАРУХА: Это точно!.. Давно бы уже заставила нас до Гнилого болота добраться.
МЕДВЕДЬ: (заинтересованно). А потом чего же?
СТАРУХА: Потом бы Старик к краю Гнилого болота подошёл…
МЕДВЕДЬ: Ну!
СТАРУХА: Зарядил бы ружьё жёлудем, выстрелил бы в горшок на голове Прокопеи, горшок бы лопнул!..
СТАРИК: (нетерпеливо). Ну, растолковывай!
СТАРУХА: Прокопея бы тогда скушала Колобок, и солнышко бы на волю выпустила. Вот.
МЕДВЕДЬ: Ну, Старуха, ну, голова! Как точно ты мысли Прокопеи распознала.
СТАРИК: Жалко Анилинка про этот план не слыхала… (Кричит в поддувало печи.) Позавидовала бы!..
МЫШЬ: (из-под печи). А чему завидовать-то – глупый план. Старик из ружья промахнётся, Жуть Болотная заявится, и всех в коряги превратит.
СТАРИК: (обиженно). Ишь, с чего это я промахнусь?
МЫШЬ: Ты ж не сова, в темноте не видишь.
МЕДВЕДЬ: Верно Мышь говорит.
СТАРИК: Мда, Лиса бы уж точно чего-нибудь придумала.
МЫШЬ: (высовываясь из подпола). А Прокопея на горшок светящуюся гнилушку бы положила – вот Старик бы и не промазал.
МЕДВЕДЬ: Мда, не ценили мы Лису.
СТАРУХА: Эх, не спасли зря. (Мыши.) Золотце, рассказывай давай, уж больно складно.
МЫШЬ: А что: я бы до Лисы по кочкам да корягам добралась, как-никак я самая лёгкая и проворная, хвостиком махнула, об гнилушке ей намекнула – во как!

Все в полном изумлении от услышанного.

МЕДВЕДЬ: Ну и Лиса – до чего ж умна, вертихвостка!
СТАРИК: А чего же мы сидим?.. План-то уже есть!
МЕДВЕДЬ: Верно, Старик. Бери ружьё – пойдём до Гнилого болота. А ты, Анилинка, желудей нам достань вместо патронов.
МЫШЬ: Они у меня в погребе в углу спрятаны. Вы идите – я догоню!.. (Ныряет в погреб.)
СТАРУХА: (чуть не плача). Золотые мои, как же так?!
СТАРИК: Не реви, старуха, за правое дело идём воевать! (Командует.) Федул, стройся!.. Смирно!.. На месте шаам – арш!.. Ать два, ать два!..

Медведь марширует.

Для поднятия боевого настроения песню запи-ивай!..
МЕДВЕДЬ: (поёт).
Ать-два-ать,
Будем воевать.
Ать-два-три,
Мы богатыри!
СТАРИК: (поёт).
Мы костей не пожалеем,
Чтобы солнышко вернуть,
Все преграды одолеем,
И пройдём далёкий путь.
СТАРИК и МЕДВЕДЬ: (поют).
Ать-два-ать,
Будем воевать.
Ать-два-три,
Мы богатыри!
МЕДВЕДЬ: (поёт).
Мы пройдём через болота,
Одолеем всех врагов,
Мы – отважная пехота
От ружья и до клыков!
СТАРИК и МЕДВЕДЬ: (поют).
Ать-два-ать,
Будем воевать.
Ать-два-три,
Мы богатыри!

Старик и Медведь маршируя уходят.

Картинка ДЕВЯТАЯ

Гнилое болото. Логово Тьмы Чащобной-Жути Болотной. Сухие ветви, коряги, с которых свисает тина, расположены чудно?, будто на выставке абстрактного искусства. Посреди логова на болотной кочке, как на постаменте, стоит коряга, чем-то напоминающая то ли дракона, то ли воинственную птицу.
В стороне, в клетке, сделанной из болотных коряг, которые переплелись друг с дружкой, сидит Колобок. Лиса и Тьма играют в жмурки – Лиса ищет, а Тьма убегает от неё.

ТЬМА: Ку-ку!.. Хе-хе… (Убегает в сторону. Зовёт.) Ква-ква!.. Хе-хе-хе…
ЛИСА: (натыкаясь на корягу-дракона). Ваша Беспросветность, вот это полено посреди дворца – ну, всю нашу игру портит!..
ТЬМА: Но-но – полено! Уникальный экземпляр всей коллекции.
ЛИСА: Вот уж ценность – всё платье об неё ободрала.
ТЬМА: Бестолковая. Эта коряга раньше Драконом-фон-Бароном была. (С умилением вспоминает.) Такой был мерзавец, такой пакостник!..
ЛИСА: Бедняжка. За что ж его так?
ТЬМА: Так спорить со мной удумал, ирод. Говорит, мол, у него в пещере темнее и смраднее моего болота – каково?! А я дама вспыльчивая – раз, два и – на тебе! Зато теперь украшение всей коллекции… (Мечтательно.) Эх, превращу вас всех в экземпляры и устрою выставку ультра-погано-модного искусства. Понаедет нечисти ко мне, аж, со всего Света!.. И прославлюсь я на весь нечистый мир! (Подходит к клетке с Колобком. Насмешливо.) Эй ты, герой-живот горой, не вздумай худеть. Сегодня из вас с Лисой скульптуру сделаю… «Дракон, пожирающий солнце»!
КОЛОБОК: (икая от испуга). И-ик!..
ТЬМА: Радуйся, балда, будешь солнцем. А ты, рыжая, будешь крупноголовым драконом.

Тьма подходит к Лисе и начинает её выстраивать, будто модель на фотосессии.

Ну-ка… Как-нибудь пострашнее встань. (Разглядывает Лису со всех сторон. Стучит по горшку пальцем.) Все будут пищать от зависти!..
ЛИСА: (чуть не плача). Ва-ва… Ваша Беспросветность… А жмурки как же?
ТЬМА: Ради искусства надо чем-то жертвовать. А ну-ка, лапку вот так оттопырь… (Поднимает ей руку.) Та-ак, ножку вот сюда… (Поднимает ей ногу. Отходит в сторону и любуется.) Как-то так. (Колобку.) Как тебе моё творчество, а?..
КОЛОБОК: Гениально… Но, кажется, я похудел уже. Бока ввалились… И щёки сдулись… (Втягивает щёки.)
ТЬМА: (испуганно). Что?! (Протягивает руку в клетку, где сидит Колобок, и щупает его втянутые щёки.) Ты с ума сошёл! Я приказываю тебе не худеть! Ну-ка, съешь чего-нибудь. Немедленно!
КОЛОБОК: Я тыквы люблю. Меня с них вширь так разносит!.. Прям размером с солнце становлюсь.
ТЬМА: Где же их посреди болот достанешь?
КОЛОБОК: В огороде – у Старика со Старухой растут. Если бы у меня был волшебный плащ…
ТЬМА: (перебивая). Ладно, ладно: «если бы да кабы»… Я быстренько туда-сюда слетаю… А вы тут не скучайте пока.

Тьма заворачивается в плащ, произносит заклинание и исчезает.

КОЛОБОК: Беги, Лиса, пока эта Жуть не вернулась! Я ведь обманул её.
ЛИСА: Колобок, это что же выходит?.. Ты меня спасаешь, что ли?..
КОЛОБОК: Жалко стало тебя, Лиса. Ну, беги давай!
ЛИСА: Куда же мне с горшком бежать-то?!
КОЛОБОК: Куда хочешь беги!

Картинка ДЕСЯТАЯ

Из-под коряги вылезает Мышь.

МЫШЬ: Эй, пленники, свобода ваша пришла.
КОЛОБОК: Анилинка!
ЛИСА: Мышь, ты что ли?!
МЫШЬ: А кому ж ещё вас, олухов, спасать.
ЛИСА: Через Гнилое болото не пройдём… Волшебный плащ нужен.
МЫШЬ: А никуда идти и не надо. На краю болота Старик с ружьём стоит. Ружьё у него жёлудем заряжено. Ты, Лиса, сейчас на горшок гнилушку положишь. Старик её увидит, стре?льнет – горшок-то и лопнет. Ты съешь Колобок – и солнышко снова на небо поднимется. А Жуть Болотная растворится, будто её и не было!.. Ну, чего стоишь, клади скорее гнилушку на голову!
ЛИСА: Что-то мне этот план не нравится.
МЫШЬ: Вот те раз! Я вся вымокла, в болоте перепачкалась, а она тут манерничает. Клади, говорю, гнилушку!
ЛИСА: Колобок-то в клетке, я туда не пролезу.
МЫШЬ: Не беда, я живо прутья перегрызу.

Мышь перегрызает прутья, которыми спутаны коряги, и помогает Колобку вылезти наружу.

Ну вот!.. А теперь, Ваше Величие, орден свой снимайте.
КОЛОБОК: (снимая с себя Орден Светящейся гнилушки). Мне такие ордена задаром не нужны.
МЫШЬ: Так, Лиса… Вот сюда встань… Стой прямо и не горбись, а то промажет Старик.

Мышь ставит Прокопею на самое видное место и кладёт ей на горшок светящуюся гнилушку. Сама зажимает себе уши пальцами и зажмуривается. Раздаётся выстрел издалека. От выстрела валится на землю коряга Дракона-фон-Барона и разлетается на части.

Ой, кажись, смазал чуть-чуть… Колобок, помоги мусор убрать!.. (Откидывает вместе с Колобком остатки «уникального экземпляра» в сторону.)
ЛИСА: (тревожно). Это что там в щепки разнесло?.. Вы и меня так в клочки порвёте?!
МЫШЬ: (успокаивая). Пустяки. Колобок поскользнулся – на корягу наткнулся…
ЛИСА: (угрожая). Ох, Анилинка, не серди меня!..
МЫШЬ: Ладно, Лиса, первый раз не считается – иди сюда становись!.. (Вглядывается вдаль и машет рукой в ответ.) Сейчас, Старик ещё разок пальнёт. (В сторону.) Ох, старый, совсем стрелять разучился! (Ложится на землю и закрывает голову руками, будто при артобстреле.)

Снова раздаётся выстрел, правда, на этот раз более меткий – горшок лопается, и голова Лисы наконец-то оказывается на свободе.

ЛИСА: (ощупывая себе голову). Уф, неужто живая!..
МЫШЬ: Ну, наконец попал!.. (Поднимается с земли и подводит Колобка к Лисе.) Давай, Лиса, ешь его скорее, пока Жуть не заявилась.
ЛИСА: Не буду я Колобка есть.
МЫШЬ: Да ты что, Прокопея, хочешь всю живность на земле сгубить?!
ЛИСА: Угомонись, Анилинка! Колобок мне жизнь спас.
МЫШЬ: Вот те раз – а как же быть?
ЛИСА: Сама не знаю.
КОЛОБОК: (тяжело вздохнув). Ладно, Прокопея, надо так надо. Ешь меня.
МЫШЬ: (подталкивая Лису). Ну, чего стоишь? Еда сама в рот лезет!
ЛИСА: Не могу. Ей-богу, не могу.
МЫШЬ: Прокопея, я тебя сейчас укушу!
ЛИСА: Вот сама и ешь – кусака.
МЫШЬ: (обходя Колобок). Уж больно здоров Колобок – мне его за год не одолеть.
КОЛОБОК: Неужто мне самому себя кушать?!.. (Прислушивается.) Ну вот, кажется, Жуть Болотная возвращается. Эх, упустили время!
МЫШЬ: Ой, я тогда под корягой схоронюсь. А ты, Колобок, обратно в клетку полезай.
ЛИСА: Ой-ёй-ёй, а мне куда же?..
КОЛОБОК: Лезь под корягу, Лиса, я что-нибудь придумаю.

Мышь и Лиса прячутся под корягу, Колобок залезает в клетку.
Выскакивает Тьма чащобная.

ТЬМА: Ага, попались!.. Что, сбежать удумали? – грохот на всё болото устроили!
КОЛОБОК: Ополоумела ты от злости, вот что.
ТЬМА: Ополоумела, говоришь. А где же Лиса, а? Сбежала?
КОЛОБОК: Я её это… съел. (Выходит из клетки, как можно больше выпятив живот.) Клетку сломал и съел.
ТЬМА: Чиво-о?
КОЛОБОК: Я же худел? Худел. А у меня теперь аппетит зверский, кого хошь сожру!
ТЬМА: (опасливо). Ишь, разошёлся! Ты мои коряги смотри не сожри. (Вдруг увидела пустое место посередине.) Ой, а где это мой Дракон-фон-Барон?
КОЛОБОК: (угрожающе.) И сожру. И болото твоё сожру, и тебя вприкуску.
ТЬМА: Но-но! Ты шути, да не перешути. Я за Дракона-фон-Барона любого в клочки порву! Говори, где он?
КОЛОБОК: А вот не скажу. Нарочно!
ТЬМА: Дурачок, я ведь такое заклинание знаю!.. После него всякий обжора превращается в то, что он съел в последний раз.
КОЛОБОК: Врёшь ты всё, нет такого заклинания.
ТЬМА: Много ты знаешь, темнота.
КОЛОБОК: Это если я Прокопею съел, значит, я в лису превращусь?
ТЬМА: Во-во! А если корягу съел, то корягой и станешь.
КОЛОБОК: (собираясь с духом). Ну тогда… тогда я всю правду скажу!
ТЬМА: Ну. Говори уже.
КОЛОБОК: Так я оголодал, так оголодал… Что вместе с Лисой ещё и фон-Барона проглотил. Вот.
ТЬМА: Чи-иво-о? Шедевр всей моей коллекции? Бесценное произведение искусства?!.. Ой, дурно мне, ой, водички дайте болотной!.. Там, в кувшине с плесенью…

Колобок приносит ей кувшин с водой.

МЫШЬ: (из-за коряги). Чего это Колобок удумал, не пойму никак.
ЛИСА: (из-за коряги). Эх, Анилинка, Колобок-то наш и вправду герой!
ТЬМА: (выпив из кувшина). Ох, чуть меня удар не хватил… Так кого ты, говоришь, напоследок-то съел – лису или мой шедевр?
КОЛОБОК: Не упомню точно. Кажется, фон-Барона…
ТЬМА: (внезапно). Свершилось! Дай я тебя обниму, Колобок! Золотой ты мой!.. (Обнимает его.) Сейчас я прочитаю заклинание, и ты превратишься в Дракона-фон-Барона! Это огромная честь для тебя. Так. Прошу на постамент…

Колобок влезает на кочку с гордо поднятой головой.

КОЛОБОК: Ну вот, теперь я понял, для чего такой круглый и большой Колобок в сказке нужен.
ТЬМА: Молодец, не совсем дурак. Так… Как там начиналось?.. Э-э… (Вспоминает заклинание.)
Хоть медведь ты, хоть ты дед,
Хоть космат или одет,
Не уйдёшь от волшебства,
Слушай все мои слова!
Съел лисицу – стань лисою,
Съел зерно – так стань зерном,
Гору съел – восстань горою!
Съел горшок – так будь горшком!..
Ну, и чего?.. Заклинание, что ли, не работает?.. (Обходит Колобка со всех сторон. Рассматривает.)
КОЛОБОК: (неуверенно). Вроде бы работает… Щёкотно как-то…
ТЬМА: А ломоты в костях нет?
КОЛОБОК: Нет. (Прислушивается к себе.) Лёгкость какая-то внутри… Кажется, будто вот возьму и подлечу вверх.
ТЬМА: Странно. Не воздушный шар ведь съел, а лису с корягой.
ЛИСА: (вылезая из укрытия). И ничего странного. Вот она я!
МЫШЬ: (также вылезая из укрытия). И фон-Барона вашего никто не кушал. Вот – принимайте товар! (Бросает под ноги Тьмы Чащобной остатки от коряги Дракона-фон-Барона.)
ТЬМА: (хватаясь за сердце). Это что же?! Это как же?!.. (Показывая на Колобка.) А он в кого же?.. Неужто Колобок в солнышко превратится?.. Да быть такого не может! Ни в одной сказке такого не было!
МЫШЬ: Ни в одной не было. А у нас будет.
КОЛОБОК: Ой, кажется, я сейчас полечу!.. Ой-ёй-ёй-ёй-ёй!.. Ну вот, я полетел.

Колобок взлетает вверх на глазах изумлённых персонажей, которые стоят, задрав головы, с открытыми ртами.
Становится всё светлее и светлее, пока яркий солнечный свет не заливает всё вокруг.

ТЬМА: Не могу я терпеть этот солнечный свет!.. Зачем вы на меня так сильно светите-е-е!.. Ой, сейчас я растворюсь… Ой, сейчас я испарю-у-у-сь…

Тьма Чащобная испаряется, будто и не было её вовсе.

СТАРИК: (издалека). Ау-у, вы где?..
МЕДВЕДЬ: (издалека). Прокопея-а!..
СТАРУХА: (издалека). Анилия Петровна-а, ау-у!..

Выбегают Старик, Старуха и Медведь. Они, видя, куда смотрят Мышь с Лисой, тоже задирают головы вверх.

СТАРИК: Наконец-то солнышко объявилось, и болото вмиг испарилось.
СТАРУХА: Дождалися!
МЕДВЕДЬ: Что-то солнышко уж больно на Колобка нашего смахивает.
ЛИСА: Это и есть наш Колобок.
МЫШЬ: Он самый. Настоящий герой – Его Величество Колобок Второй!
СТАРИК: Ура-а Колобку-у!
ВСЕ: (подхватывая и радостно крича). Ура-а!!!..

Звучит музыка, стилизованная под народную.

СТАРИК: (поёт).
Не в саду, не в огороде
Уродился колобок,
Он на солнышко походит –
Светлолик и краснощёк.
СТАРУХА: (поёт).
Он с лопаты через крышу
Залетел под облака,
Стал, как солнышко, весь рыжий,
И румяней пирога.
ЛИСА: (поёт).
Стал добрее он и краше,
И улыбка до ушей –
Всем свети, отрада наша,
Расцветай и хорошей!
МЕДВЕДЬ: (поёт).
Пусть в лучах твоих малина
Станет с кухонный горшок,
Иль хотя бы вполовину,
Чтобы я наестся смог.
МЫШЬ: (поёт).
То ли быль, то ль небылица,
Аж не верится самой:
Колобок-то наш, как птица,
Полетел над головой.
ВСЕ: (поют).
Был простой пшеничный мякиш,
Стал известный всем герой –
Людям землю освещаешь
И маячишь над горой!
Славься, славься, добрый малый,
Мы запомним на века,
Твою светлую улыбку
И румяные бока!

ЗАНАВЕС

 

скачать пьесу >> 49,1 кб. архив WinRAR.
 
Яндекс.Метрика

Кружнов Андрей Эдуардович
e-mail: andrey6202@mail.ru;
site: www.a6202.ru

Вся информация охраняется законом об авторских правах и может быть использована только с разрешения автора и с указанием на источник.